Кукольных дел мастер. Уникальные произведения ярославца можно встретить по всему миру

03.12.2017 10:56 1

Кукольных дел мастер. Уникальные произведения ярославца можно встретить по всему миру

Выставка авторских кукол Сергея Яргина, Катерины Тарасовой и их учеников в ювелирном салоне на улице Кирова в ноябре притягивала внимание женщин и мужчин самого разного возраста.

Работы Сергея и Кати можно увидеть в интерьерах ресторанов, витринах магазинов, галереях и даже на улицах Ярославля, Москвы, Санкт‑Петербурга, а также в частных коллекциях Европы и Америки. Ярославцам достаточно вспомнить хитрованов‑лепреконов из «Дублин Паба» или фигуру трактирного полового у ресторана «Собрание», чтобы понять, кто такой Сергей Яргин. О том, как мужчины становятся кукольниками и как куклы меняют жизнь человека, мы побеседовали с Сергеем в окружении утонченных барышень в кружевах, персонажей венецианского карнавала и сюрреалистических мультфильмов.

Анатомичка и книги довели до Бахуса

– Сергей, глядя на все это великолепие, начнем с места в карьер: вы – художник, скульптор?

– Нет. Не художник и не скульптор, не считаю возможным себя так называть. Я – человек, играющий с формой, умеющий и любящий лепить.

– Но у вас есть художественное образование?

– В 35 лет я пришел в изостудию ДК Добрынина учиться рисунку и живописи, поскольку всю жизнь об этом мечтал. Там и учился с восторгом и упоением три года. Спасибо моим педагогам Андрею Ефремову и Елене Черновой, что преподали академическую базу. Ну и нашему мединституту отдельная благодарность за анатомические знания. Без них достоверную человеческую фигуру сложно вылепить.

– Так вы наш мединститут заканчивали?

– Начинал там учиться, но не закончил. В мединститут поступил после армии, в конце восьмидесятых. К моменту поступления был женат, пока учился на первом курсе, родился сын. Нужно было кормить семью. В итоге наступил, как сейчас модно говорить, конфликт интересов: зарабатывания денег и посещения академических пар. Но учеба в меде не прошла даром: я выучил и сдал среди прочих предметов анатомию человека и латынь, что позволило уже гораздо позже разбираться в англо‑ и немецкоязычных пособиях по пластической анатомии. Вылетев из меда после третьего курса, я благополучно приземлился в ярославском книжном издательстве. Потом было много всякого, торговля, то да се… Скучно вспоминать. Если бы кризис 2008 года не случился, так и занимался бы всякими глупостями. Но он грянул, и я начал новую профессиональную жизнь – стал делать свою первую куклу из папье‑маше.

– Вот так внезапно, на пустом месте?

– Отнюдь. Жена, Катя Тарасова, профессионально занималась изготовлением авторских кукол с 2005 года. В 2008-м она как раз получила большой заказ на оформление витрины чайного магазина «Унция». Я, вспомнив о своей детской любви к лепке из пластилина, помогал ей, лепил, клеил и резал детали – и параллельно делал из папье‑маше свою первую куклу, «Бахуса» – долго, почти полгода.

Знания о папье‑маше были на уровне средней школы: слепить фигурку, оклеить бумагой, срезать, а потом склеить. Уже потом были мастер‑классы Наташи Лопусовой‑Томской, видео Романа Шустрова, книга Ларисы Чуркиной, да и собственные придумки, как сделать процесс более простым и технологичным, с опытом появились. Кроме всего прочего учился у московского художника и скульптора Василия Николаевича Селиванова, которому я очень благодарен за знания и умения. А моему первенцу повезло: я отвез «Бахуса» в столичною кукольную галерею «Вахтановъ», он понравился хозяйке Ирине Мызиной и даже, к моему удивлению, получил специальный приз на весенней выставке. Так я окончательно решил и дальше делать кукол.

Источники вдохновения

–С тех пор вы поняли, что нашли свое призвание?

– Пожалуй, да. Занимаюсь тем, что мне нравится – делаю кукол, параллельно слушаю аудиокниги, поскольку с детства очень люблю читать, учу вместе с женой Катей всех желающих тому, что умею сам.

– Чтение, литературные сюжеты служат дополнительным источником вдохновения?

– Да. Например, недавно слушал книгу Паолы Волковой о семье Тарковских, где упоминался фильм «Жертвоприношение» и тот кадр, когда почтальон едет по селу на велосипеде, везет письмо с доброй вестью. Отсюда родилась идея куклы – ангела на велосипеде с лилией в руке. Или же серия детективных романов Бориса Акунина о сыщике Эрасте Фандорине, иллюстратором которой стал талантливый художник Игорь Сакуров, с которым мы дружны. Мы с Игорем задумали после выхода последнего романа о похождениях Эраста Петровича, запланированного в феврале 2018 года, сделать серию кукол – основных персонажей «Фандорианы».

Впрочем, толчком к созданию куклы служат не только тексты. На создание цикла «Шествие» меня вдохновили удивительные средневековые иллюстрации. Один из персонажей, Глашатай, присутствует на этой выставке. Из тех же старинных книг пришли и Дама с единорогом, и Рыцарь верхом на петухе. Будут и другие участники: Лев с птицами на спине и весами Фемиды в пасти, за ним – Ангел со свирелью. В полном составе они выступят в декабре в Москве, на международной выставке «Искусство куклы» на стенде галереи «Вахтановъ».

– Если вы такой внимательный читатель и книги играют столь важную роль в вашей жизни, то не могу удержаться от вопроса о ваших любимых писателях.

– Их много на самом деле, около 40. Назову некоторых: Рекс Стаут, Генри Каттнер, Борис Акунин, Стругацкие, Умберто Эко, Джон Фаулз, Сергей Довлатов, Владимир Набоков, Венедикт Ерофеев, Петр Алешковский, Денис Гуцко, Михаил Шишкин, Дмитрий Быков.

– Расскажите, пожалуйста, о ваших куклах. Например, вот об этой парочке носатых… нет, не мужичков, а скорее, пожилых мсье в компании с шестиногой таксой.

– Это действительно французы, Леон и Бенджамин. Они приятели и, как вы заметили, люди совсем не юные. Жизнь у них вроде бы легкая – гуляют, на аккордеоне играют, но у каждого свои проблемы: например, Бенджамину везде мерещатся голые женщины, что в его возрасте, согласитесь, не совсем нормально. Поэтому ему нужно к доктору. А вообще историю этого персонажа рассказал мультипликатор Иван Максимов в своем фильме «Либидо Бенджамина». В любви к фильмам и персонажам Ивана Максимова я признаюсь всегда и всюду. Когда‑нибудь, надеюсь, сделаю большой проект по мотивам его фильмов.

Во что превратится мешок целлюлозы?

– Куклы Сергея Яргина, Кати Тарасовой и ваших учениц – Елены Щегловой, Любови Табаковой, Ирады Косолаповой и других – очень интересно рассматривать. За первым общим впечатлением идет второе, более предметное, детальное, затем третье, четвертое. Так изначально задумано?

– Конечно. Люблю создавать такие детальные куклы со специальной опцией «для рассматривания». Характерный пример – куклы‑профессионалы, например, «Сапожник» со всеми атрибутами своего ремесла. Или «Почтальон», сделанный на заказ в подарок руководителю «Почты России». Это персонаж в мундире почтальона конца девятнадцатого века, за столом с газетами, журналами, открытками и марками того времени. Более того, у этого господина имеется и сургучница с сургучом, и пресс‑папье, а также чернильница, перо, лампа под абажуром, печать, оттиск которой стоит на сургуче посылок и бандеролей, адресованных известным лицам того времени с конкретными адресами. Очень интересно привязывать такими, казалось бы, мелкими деталями персонажей к их эпохе.

– Сергей, но вы еще не рассказали о технологии создания таких удивительных кукол. Папье‑маше – это же совсем не те обрывки бумаги, о которых мы знаем с детства?

– Папье‑маше – это бумага с клеем, а варианты уже могут быть разными. Оно и послойное, как в детстве, когда оклеивали тарелочку, и лепное, для которого используется целлюлоза и специальный клейстер. С помощью этих базовых материалов создается основа куклы, которую мастер послойно накладывает на вылепленную из пластилина форму. Затем кукла дорабатывается более пластичным материалом – он называется паперклей, или бумажная глина. Нужные детали формируются с помощью пальцев и самых разных инструментов – самодельных, строительных, даже стоматологических. Кукла должна быть устойчивой, поэтому внутри ее проволочный каркас, а в зависимости от позы делается утяжеление в тех или иных областях. Лицо, кожа, пальцы рук расписываются масляными красками, иногда маслом по акрилу. Одежда, волосы и все, что нужно для декора, делаются из самых разных материалов. Вообще это довольно кропотливая работа: на создание одной куклы уходит в среднем два месяца.

– Как же можно научиться этому искусству у вас?

– Мы с Катей набираем группы учеников в возрасте от 17 до 60 лет. Причем приходят к нам поучиться не только дамы, но и мужчины – с целью приобрести нужные практические навыки для своей профессии или хобби: резчики по дереву, кондитеры, занимающиеся изготовлением тортов на заказ, стендовые моделисты. И ноябрьская выставка «Моя прекрасная леди» – хороший пример того, что при желании самые разные люди могут научиться создавать красивых авторских кукол, имеющих свой характер, за каждой из которых угадывается своя история, судьба.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В 2019 году в Татарстане построят в четыре раза больше детсадов, чем в прошлом году Под Челнами в поле едва не замерз до смерти тракторист Дмитрий Миронов: японская компания передала в ярославские больницы технику и мебель Глобальное повышение цен на шоферские справки отменили: Путин прокомментировал ситуацию Ярославцы поздравляют мэра Владимира Волкова с 45-летием

Последние новости