Минин и Пожарский вернутся в Ярославль. Как возрождают монастырь в центре города

11.11.2018 1:54 0

Минин и Пожарский вернутся в Ярославль. Как возрождают монастырь в центре города

Возрождаемый Кирилло-Афанасиевский мужской монастырь находится в самом центре города, на площади Челюскинцев напротив Демидовского столпа. Именно там будет поставлен памятник народным героям – посадскому человеку, гражданину Козьме Минину и князю Димитрию Пожарскому, под чьим руководством народное ополчение из Ярославля отправилось в захваченную Москву и избавило Родину от оккупантов и смутьянов в 1612 году.

Место чуда

Сегодня Кирилло-Афанасиевский монастырь действительно активно возрождается. Сразу за воротами обители, на площади между двумя восстановленными храмами, развернута строительная площадка.

– Как видите, памятник пока рано ставить – сначала по логике вещей мы должны закончить возведение колокольни Спасо-Пробоинского храма, убрать строительную технику, территорию благоустроить, – объясняет настоятель единственного мужского монастыря в Ярославле игумен Никодим (Федоров). – Планируем поставить колокольню уже к концу этого года. А потом и памятник будет – конкурс проектов уже состоялся, сейчас идет сбор средств.

Историю монастыря и удивительных событий, предшествовавших его основанию, отец Никодим рассказывает увлеченно, со знанием подробностей.

– Почему памятник Минину и Пожарскому должен стоять на территории нашего монастыря? Так решили ярославцы, и этому есть конкретное историческое объяснение, – говорит настоятель. – Все знают о том, что в марте 1612 года для окончательного сбора сил в Ярославль прибыло народное ополчение во главе с князем Димитрием Пожарским и Козьмой Мининым. За несколько месяцев собрали они средства, «тряхнули» местное купечество, которое, кстати, впоследствии получило немалые материальные и моральные дивиденды, поделившись «кровным» для великой цели – освобождения Отечества и сохранения русского народа в православии. Но не все знают, что от большого скопления войск в городе началась моровая язва. Что это была за эпидемия с точки зрения современной медицины – неясно, но то, что люди массово заражались и умирали тысячами, – исторический факт. Вот тогда у народа возник серьезный вопрос – а с нами ли Бог? И ярославцы решили найти ответ, что называется, опытным путем. Они обратились к «бывшему соборныя церкве Успения Пресвятыя Богородицы протопопу Илье», то есть к настоятелю Успенского собора, с просьбой учинить крестный ход с почитаемой чудотворной иконой Толгской Богоматери.

И тут-то начали происходить Божии чудеса и знамения, которые добросовестно задокументированы в сказании семнадцатого века. А именно – сначала во сне протопопу Илье явился Спаситель и повелел вознести вместе с прочими икону, которая находилась в часовне церкви святителей Афанасия и Кирилла. Но когда отец Илья проснулся и нашел в часовне ничем не притягательную икону – засомневался. Когда он вновь уснул, опять ему было повеление «без сумления сию икону оттоле взяти, и с нею по граду ходити, и с молебным пением совершати литии», что отец Илья и сделал с великим рвением, объявив о происшедшем Минину, Пожарскому и всем людям, собравшимся на соборной площади. Во время крестного хода случилось первое чудо – исцеление слепого, просившего милостыню. Второе чудо от этой иконы произошло, когда крестный ход на обратном пути поравнялся с часовней, где прежде находился образ: люди, несшие его, никак не могли двинуться с места. Пораженные этим чудом, решили ярославцы поставить на этом месте в честь иконы Спаса церковь, срубив и освятив ее в один день, – так называемую «обыденную». На освящение церкви Мининым и Пожарским был приглашен Ростовский митрополит Кирилл (Завидов).

– Пафос в том, что в день освящения первого Спасо-Пробоинского храма – хранилища, киота для чудотворной иконы Спасителя – в центре Ярославля на Пробойной улице на месте будущего монастыря собрались на тот момент фактические правители земли Русской, – рассказывает игумен Никодим. – Это, выражаясь современным языком, народные вожди – Козьма Минин и Димитрий Пожарский и митрополит Кирилл, который по старшинству возглавлял Русскую Церковь после гибели от рук поляков патриарха Гермогена.

После этого события эпидемия в городе разом прекратилась, и воодушевленное ополчение, численность которого за месяцы пребывания в Ярославле возросла в несколько десятков раз, совершило свой поход на Москву для спасения нашего Отечест­ва.

Народный памятник народным вождям

Вместе с активным восстановлением Кирилло-Афанасиевского монастыря вновь актуализировалась идея установления памятника героям России Минину и Пожарскому в городе, сыгравшем в преодолении Смуты исключительную роль и ставшем временной столицей страны. До революции разговоры об этом велись, но благородная идея так и осталась идеей. И вернулись к ней ярославцы только в 2017 году. Всенародным опросом определили место установки будущего памятника – Кирилло-Афанасиевский мужской монастырь. Уже весной 2018 года был объявлен открытый конкурс. Победил проект народного художника Николая Мухина.

– Николай Мухин буквально загорелся идеей создания такого памятника и выполнил проект на очень достойном уровне, – рассказывает игумен Никодим. – Но все-таки это был честный конкурс и честная победа, поскольку памятник действительно должен быть народным. Авторитетное экспертное жюри, в состав которого вошли народный художник, скульптор Александр Рукавишников, архитектор Илья Клягин, архитектор-реставратор Вячеслав Сафронов, главный архитектор области Михаил Кудряшов и другие, единогласно выбрало проект Николая Мухина. А потом, как было 200 лет назад в Москве, мы объявили призыв к народному сбору средств, открыли отдельный счет.

Стоит отметить, что люди активно откликаются на сбор средств для памятника Минину и Пожарскому в Ярославле. Пожертвования поступают разные, в том числе анонимные.

– Люди действительно хотят чтить память народных героев, гражданина Минина и князя Пожарского, которые, несомненно, были Божиими избранниками для спасения Отечества, сохранения православия на Руси, и этим они как бы сами участвуют в народном ополчении – бессмертном полку 17 века, – подчеркивает отец Никодим. – И мы молимся о том, чтобы память об этих русских людях, по своей инициативе возглавивших народно-освободительное движение, собравших ополчение в столь неудобном для советской истории городе Ярославле с его свободолюбивым и независимым духом, была увековечена именно здесь.

Рождение святыни

Уже позже, в 1615 году, земский староста Ярославля Гавриил Мякушкин испросил у митрополита Кирилла благословение на открытие монашеской обители в благодарность Богу и в память об этих великих событиях. Легендарный для Ярославской земли митрополит-зодчий Иона Сысоевич, создатель Ростовского Архиерейского дома (кремля), благословил строительство каменного Афанасиевского храма, который построили и освятили в 1664 году, а воздвигнутый на месте деревянного каменный Спасский храм в 1705 году был освящен уже святителем Дмитрием, митрополитом Ростовским.

– Спасский или Спасо-Пробоинский, как его стали называть по одноименной улице, храм всегда, вплоть до великой русской смуты 20 века украшался и содержался из городской казны, – подчеркивает отец Никодим. – Это было дело чести, совести и благоговейной памяти от лица всех поколений ярославцев за Божии благодеяния и Его «о граде и людях непрестанное попечение». В дни эпидемий, войн и других бедствий неизменно выходили жители города с крестным ходом, неся образа-заступники Ярославской земли – икону Спаса Нерукотворного и Толгскую икону Божией Матери.

Вспыхнувшее в 1918 году антибольшевистское восстание было подавлено огнем артиллерии крупных калибров. В результате артобстрела серьезно пострадала колокольня Спасо-Пробоинского храма. Вскоре она, да и другая колокольня Афанасиевского храма были снесены. Храм Воскресения Христова, ведущий свою историю с 13 века, вместе с колокольней пошел на кирпичи. Монахи были изгнаны, в опустевшей обители обосновалось «общество слепых имени Ленина», а уже в шестидесятые годы – учреждение культуры, мастерские, выпускавшие и ремонтировавшие мебель для киноконцертных залов. Чудотворная икона Нерукотворного Спаса, обретенная в дни Смуты и вдохновившая Минина и Пожарского на освободительный поход, пропала еще в тридцатые годы – казалось, безвозвратно.

– Монастырь передали епархии в 2007 году в состоянии полнейшей разрухи, кругом были кучи мусора, – рассказывает настоятель. – Сейчас уже многое восстановлено, но много и предстоит. Отрадно, что губернатор Дмитрий Миронов и правительство Ярославской области понимают необходимость восстановления Кирилло-Афанасиевского монастыря в сердце Ярославля и серьезно помогают нам. Одним из лучших архитекторов-реставраторов области Вячеславом Сафроновым был разработан комплексный проект по воссозданию архитектурного ансамбля монастыря. Вскоре все здесь превратилось в большую стройку, и как результат – укреплены расшатанные фундаменты, вычинена изрядно выкрошенная старинная кладка, возвращены в первоначальный вид растесанные окна. А самое удивительное – на свои места вернулись 10 куполов и устремилась ввысь новая 30-метровая колокольня. Благое дело всегда оставляет добрые плоды, и вот уже сам губернатор со своими помощниками вызвался укомплектовать колокольню набором специально для монастыря отлитых колоколов, что и произошло.

Однако среди общего духовного подъема и радости оставалась горькая нота – отсутствие главной святыни, чудотворной иконы Нерукотворного Спаса, явленной Минину и Пожарскому.

Мы искали икону – целенаправленно в музеях и архивах, – рассказывает игумен Никодим. – А с 2018 года в дополнение к обычному молитвенному правилу наша немногочисленная братия стала читать акафист Нерукотворному Спасу. Специалисты-музейщики разводили руками – в тридцатые годы икона пропала. Либо была уничтожена, либо вывезена за рубеж, как многие другие древние ярославские иконы. Мы нашли важный документ – подробное описание иконы Спаса Нерукотворного, составленное в 1930 году реставратором ЦГРН Н.И. Брягиным. И 13 марта 2018 года Господь даровал найти великую святыню! Причем совсем недалеко от обители, в хранилищах Ярославского художественного музея, где она провела около 90 лет в полном забвении, не будучи ни отреставрированной, ни где-нибудь выставленной. Рассказ о том, как нашли святыню, требует отдельного изложения, пока же икона проходит экспертизу в РОСНИИ реставрации. Мы не сомневаемся, что после этого обитель обретет то, что всегда хранилось в ней, а правильнее сказать – хранило ее – икону Нерукотворного Спаса.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Московская светская львица привезла два автобуса подарков для ярославских ветеранов Почти три миллиона выделено Рыбинску на музей Андропова В этом году в Брейтовском районе планируют обеспечить землей всех очередников К Новому году в Sunrise City откроется четвёртый кинотеатр Челнов В Ярославле под колеса иномарки попал пешеход

Последние новости