Огненная дуга. 97-летний ярославский ветеран-танкист — о пережитом аде

15.07.2018 14:37 0

Огненная дуга. 97-летний ярославский ветеран-танкист — о пережитом аде

75 лет назад вовсю шла Курская битва – решающее сражение Великой Отечественной, переломившее хребет германскому вермахту.

–Наверно, я родился под счастливой звездой, раз прошел сквозь этот ад и дожил до такого почтенного возраста, – рассуждает полковник в отставке, ветеран-танкист Николай Бритвин, награжденный тремя орденами Отечественной войны II степени.

21 мая Николаю Ивановичу, проживающему в Ярославле, исполнилось 97 лет. Он родился в селе Ефремово Угличского района, куда его родители переехали после революции из Санкт-Петербурга. Семья жила бедно, не имея в крестьянском хозяйстве ни коровы, ни лошади. Коля рано приобщился к труду, помогал взрослым дома и в поле. В шесть лет пошел в первый класс Ефремовской начальной школы, успешно окончил семилетку и Угличский педагогический техникум. В 17 лет он уже сам был учителем – преподавал математику и физику в Давыдовской средней школе Борисоглебского района.

До войны с белофиннами учителей в армию не брали, но когда Красная Армия понесла потери, бронь отменили. И в феврале 1940 года педагог Бритвин стал рядовым стрелкового полка. В буденовке и ботинках с обмотками на лютом морозе изучал военную науку. Правда, обучение длилось недолго – чтобы сделать из грамотного бойца умелого командира, его направили в Балашовское пехотное училище, затем перевели в танковое, которое базировалось в Сызрани.

Выпуск танкистов пришелся на август 1941 года. Вероломный враг рвался к Москве, и всех младших лейтенантов?выпускников отправили на фронт. Оставили только тех, кто окончил училище с отличием – для подготовки новой смены. Среди отличников оказался и Николай, вновь вернувшийся к профессии педагога и воспитателя. Проводив своих друзей на войну, он написал не один рапорт с просьбой послать его на передовую, но получал отказ. Только спустя год лейтенант попрощался с училищем, однако попал не на фронт, а в город Горький на автозавод, где собирали легкие танки Т-70.

– Рабочих рук тогда не хватало, и мы сами занимались сборкой боевых машин, – вспоминает Николай Иванович. – На Брянский фронт я попал в мае 1943 года в должности командира роты, в моем подчинении были экипажи 10 танков. До пункта назначения мы не доехали километров десять – у станции Манаенки немцы разбомбили эшелон, который шел впереди нашего. Разгружались у развороченных платформ с горящими танками, уводили свои машины в лес и маскировали их от вражеской авиации.

Не прошло и часа, как налетела новая волна самолетов с черными крестами. Они перепахали бомбами весь лесной массив и вывели из строя еще несколько боевых единиц 36-го отдельного танкового полка, защищавшего позиции северного фаса Курской дуги. Фашисты готовились к летнему наступлению и планировали двумя мощными танковыми ударами с юга и севера окружить Курско-Орловский выступ. Но их операция «Цитадель», в которой столкнулось в боях 2 миллиона человек, 6 тысяч танков и 4 тысячи самолетов, провалилась. Враг потерпел сокрушительное поражение и начал отступление, закончившееся крахом германской армии.

О боях наших войск под командованием полководца Ватутина на южном направлении, в том числе о знаменитом танковом сражении под Прохоровкой, известно гораздо больше, чем о действиях частей генерала Рокоссовского. Долгое время подробности северной операции были засекречены, но они не были тайной для тех, кто побывал в том аду и смог уцелеть. Одних спасла судьба, других – танковая броня. Но везло лишь счастливчикам, ведь при прямом попадании снаряда или бомбы у экипажа не было ни единого шанса остаться в живых.
– На юге Курской дуги немцы продвинулись на 35 километров, а на севере всего на 12, – продолжает свой рассказ ветеран. – В контрнаступление мы перешли на неделю раньше, но встретили яростное сопротивление и с боями за сутки преодолевали по 2-3 километра. Потери были страшные, враг впервые применил новейшие танки «Пантера» и самоходки «Фердинанд», неуязвимые для наших легких танков. С ними на равных могли биться только тяжелые сталинские «ИС-2», но их в войсках было мало.

Боевое крещение лейтенант Бритвин принял у деревни Багриново, а в бою за деревню Монастырщина его танковая рота понесла первые потери. Головной взвод из трех танков под командованием младшего лейтенанта Василия Шарохина с десантом разведчиков нарвался на немецкую засаду. Вражеский снаряд поджег машину командира, он, раненный, выпрыгнул из люка и пополз к калитке ближайшей хаты. Ему попыталась помочь хозяйка дома, но в этот момент обоих накрыло разрывом снаряда.

Вечером в штабной землянке командующий

61-й армией генерал-лейтенант Белов, собрав командиров, поставил задачу с боем овладеть Болховом. Взглянув на молодого командира-танкиста, он указал на него пальцем и объявил, что если его рота ночью возьмет город, лейтенант станет героем. Но Болхов был крупным опорным пунктом немцев, и с ходу взять его не удалось. К тому же после сильного ливня вспучилась река Нугрь, саперам пришлось срочно разбирать бани и сараи, чтобы построить переправу. Первый танк благополучно прошел, но так раскачал сваи, что вторая 30-тонная машина, дойдя до середины, ушла на дно.

С передовой на «тыловую» работу Николай попал после тяжелой контузии. Танковая колонна готовилась к наступлению, как вдруг прилетели «Юнкерсы» и сбросили свой смертоносный груз. Одна из бомб разорвалась в пяти шагах, но буквально за секунду до взрыва командир успел запрыгнуть в спасительную траншею, наполненную жидкой грязью. После лечения с любимой разведкой танкисту пришлось расстаться, и он стал сопровождать танковые эшелоны.

Фронтовик демобилизовался в июне 1946 года. Вернувшись в родную деревню, первым делом помог отцу на сенокосе, а осенью уехал в Ярославль. Работал в техникуме военруком, пока не пригласили на партийную работу, после окончания Высшей партийной школы сменил ряд должностей, трудился на ответственных постах в органах внутренних дел.

– Последним моим местом работы был садовый участок, где мы выращивали картошку и овощи, – улыбается Николай Иванович. – Сейчас, конечно, этим не занимаюсь и водить машину бросил, когда исполнилось 95 лет. Надо успеть больше времени уделить внукам и правнукам, их у меня девять!

Свою первую боевую награду – орден Отечественной войны старший лейтенант Бритвин заслужил позднее за форсирование Березины под Бобруйском, когда командовал полковой разведкой. Он организовал паромную переправу трех десятков танков, которые неожиданно ударили по немецкой обороне. Второй орден засиял на груди капитана?танкиста, когда он в новой должности начальника эшелона доставил с танкостроительных заводов в район боевых действий несколько составов с боевыми машинами и экипажами.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Ярославле очевидцы засняли на видео небольшой смерч В Ярославской области вдвое увеличилась посевная площадь масличных культур Вынесен приговор виновнику пьяного ДТП, в котором погибла девушка Синоптики обещают челнинцам небольшой снег и гололедицу Попробуй Углич на вкус! Старинные рецепты привлекают в Ярославскую область туристов-гурманов

Последние новости