Тонкости мотивации. Ярославский психолог рассказала о работе с хоккеистами и с призером Олимпиады Анастасией Галашиной

17.10.2021 18:52 0

Тонкости мотивации. Ярославский психолог рассказала о работе с хоккеистами и с призером Олимпиады Анастасией Галашиной

Татьяна Огородова – спортивный психолог. Она помогает спортсменам ставить цели и добиваться высоких результатов. В числе ее воспитанников – Анастасия Галашина, серебряный призер Олимпиады в Токио.

Однако эту деятельность доцент кафедры педагогики и педагогической психологии ЯрГУ работой не считает – говорит, что это хобби.

– Как появилось такое «хобби»?

– Очень многое в этой жизни случайно. К моменту, когда Сергей Кашапов, профессор факультета психологии ЯрГУ, пригласил меня в аспирантуру, у меня за плечами было 14 лет успешной работы школьным психологом. Я с интересом взялась за диссертацию, в итоге получилась неплохая работа по творчеству в профильных классах. Я поняла, что школа осталась позади, мой следующий этап – университет, наука.

В спорт же меня «затянул» знакомый, который работал в ХК «Локомотив». Он был тренером и консультантом основной команды, работал и с молодежной сборной России по хоккею.

– С какой проблемой он обратился?

– Формирование команды в короткий срок. В сборную же собираются ребята со всей страны: из одного клуба трое, из другого двое. За 2 – 3 недели нужно понять, как они сыграют вместе. Ведь на турнир должна поехать команда, а не просто лучшие игроки.

– Опыт работы с психологом оказался успешным?

– Да, хотя результаты можно было оценить исключительно субъективно. Оценивал тренер, который знал команду «до» и видел «после», оценивали сами ребята. Объективную оценку было дать сложно: как узнать, что было бы с командой, не поработай с ней мы?

– По вашим рекомендациям менялся состав команды?

– Был такой случай. Мы с тренером разошлись при определении капитана. Он предложил свой вариант. Мы посмотрели характеристику игрока (для каждого хоккеиста мы проводили глубокое личностное исследование). И я говорю: нет, у него уровень ответственности зашкаливает. Он может быть помощником капитана, а возглавлять команду должен кто-то поспокойнее.

Тренер меня не послушал. И на втором матче мальчик получил травму. Когда сверхответственность является личностной чертой, плюс сложность игровой ситуации, плюс ответственный матч, это срабатывает как декомпенсационный механизм (декомпенсация – нарушение нормального функционирования организма, когда возможности исчерпаны. – Прим. ред.). Как я объясняла потом: он вышел на лед с огромным рюкзаком ответственности за плечами. В итоге и игрока потеряли, и задачу не решили.

– Есть ли что-то врожденное, что объединяет спортсменов вне зависимости от вида спорта?

– Такого нет. Есть, например, лево- и правополушарные люди. Если людям показать цветочный букетик и спросить, что они видят, один скажет: «Цветы», а другой – «Букет». Восприятие идет по-разному. Правополушарные сначала создают картинку-образ, а потом выделяют части. А левополушарные – наоборот. Хороший тренер должен понимать это и по-разному строить работу со спортсменами.

– А как же воля, мотивация? Они нужны каждому спортсмену, чтобы быть «быстрее, выше, сильнее».

– Это личностное, то, что воспитывается, развивается, формируется, корректируется. А я говорю о врожденном, об индивидуальных свойствах, которые даются нам с начала жизни. У них нет плюса и минуса: хороший или плохой.

Лево- и правополушарность – свойства нервной системы. Врабатываемость и выносливость сложно откорректировать, это данность. И мы помогаем выстроить индивидуальный стиль, опираясь на то, что задано от природы, – на сильные стороны.

Дальше работаем с тем, о чем вы говорили: воля, спортивный характер. Воля – это способность преодолевать трудности. Если нет препятствия, то и воли нет. Если ты сел на диету, но есть не хочешь, то тут силы воли не требуется. А если есть хочется, но ты знаешь, что тебе нельзя, и уходишь от холодильника – это воля. Точно так же воля работает в момент запредельных физических нагрузок, когда хочется все бросить, все ужасно, сил нет. В спорте это важнейший момент достижения результата.

А начинается все еще раньше – с цели и мотивации, с того образа будущего, какой спортсмен рисует. Любая моя работа с хоккеистом, футболистом, биатлонистом, гимнастом, стрелком начинается с вопроса: «А чего ты хочешь?»

– Спортсмены всегда это понимают?

– Не всегда. Часто они не могут ответить, потому что не думали об этом. У нас было очень интересное исследование на хоккеистах возраста 12 – 13 лет. Они должны были распределить свои цели. Получилось, что на первом месте у них стояла цель «играть в НХЛ», а потом – «стать победителем чемпионата Москвы». Полная каша. Но и упрекнуть-то их не в чем – с ними никто о целях не говорил.

Когда 11 лет назад мы говорили о целях с Настей Галашиной, то нарисовали такую картинку: путь, ведущий все выше по ступенькам в гору. Каждая ступенька – определенная цель. На вершине горы мы поставили цель-флажок – «Олимпиада». Вот так это и сработало.

– В чем особенность работы психолога со стрелками?

– Это особенный вид спорта: твой соперник – ты сам. Ты выходишь бороться с собой. Твоя задача на старте – выйти на такой уровень самоконтроля и саморегуляции, который приблизит тебя к автомату. Тогда ты победишь.

Что определяет результат спортсмена? Техническая подготовка – техника катания, стрельбы, тактика и физическая подготовка. А есть еще и психологическая подготовка, эдакий козел отпущения. Если спортсмен выигрывает, это результат хорошей физической подготовки, идеальной техники, если проигрывает – виновата психологическая подготовка. А как она может быть виновата, если ее не было?

Очень важный и сложный вопрос – о путях спортивного развития. Что позволяет спортсмену расти? Как и зачем учиться находить причины неудач и побед? Кто-то винит в поражениях внешний мир: тренера, родителей, специалиста по заточке коньков. Это плохо. Кто-то винит во всем себя, это тоже плохо. Иногда мне приходится говорить спортсменам: «Это не от тебя зависит. Так сложились обстоятельства». Избежать крайностей позволяет навык анализировать ситуацию, учитывая обе стороны. Я считаю, что тренировка заканчивается только тогда, когда спортсмен смог сказать себе: что сегодня у меня получилось, что не совсем и что я должен делать завтра. Это путь движения вперед.

– Есть ли место вашему «хобби» в научной деятельности?

– Да, среди моих учеников-магистрантов есть те, кто поступил в магистратуру , чтобы заниматься спортивной психологией. Очень интересные диссертации получаются. Мы исследуем личностные особенности гимнасток, адаптацию спортсмена в команде, мотивацию достижения и избегания неудач у спортивных арбитров высокой квалификации. Результаты не только представлены в выпускных работах, но и опубликованы в рецензируемых научных журналах.

В прошлом году к нам в магистратуру поступил Валерий Галашин, отец Насти. Его работа посвящена определению личностных характеристик спортсмена-стрелка высокой квалификации. В исследовании приняли участие спортсмены сборной России, в том числе и те, кто участвовал в Олимпиаде. Защита будет в июне. Надеюсь, что работа получится интересная.

– Есть ли у вас сейчас новые проекты?

– Мы заключили соглашение между университетом и центром подготовки юных футболистов ФК «Шинник». Будем расширять учебно-тренировочную работу, проводить научные исследования.

Источник

Предыдущая новость

В Татарстане увеличилось число ДТП с пострадавшими-детьми Грузовик протаранил «Газель» на трассе в Ярославской области: пострадал водитель В Ярославской области открылось новое здание ГИБДД В крупном ДТП на окружной дороге в Ярославле погиб мотоциклист Как отличились ярославские сотрудники НКВД в годы Великой Отечественной войны

Последние новости