Военные истории в деталях. Что Музей Боевой Славы готовит к 75-летию Победы

26.01.2020 11:52 0

Военные истории в деталях. Что Музей Боевой Славы готовит к 75-летию Победы

Сейчас историю Великой Отечественной войны принято изучать по подкастам и роликам на Ютубе, мало кто пойдет в библиотеку за пятью томами, чтобы разбираться в научных данных. С одной стороны, это хорошо, что интерес есть, с другой – такое изучение истории через медиа рождает много мифов, рассуждает заведующий отделом военной истории Ярославского историко-архитектурного музея-заповедника, заведующий Музеем боевой славы Михаил Кербиков.

– Михаил Дмитриевич, у вас в музее в коллекции музея-заповедника десятки экспонатов, связанных с ярославцами во время войн. Расскажите, какие самые необычные из них для вас.

– Если говорить о Великой Отечественной войне, то это корпуса от бомб. Их смертоносная начинка давно извлечена, а корпуса остались. Глядя на них, понимаешь, какой ужас наводили летящие с неба полтонны железа. В последнее время я занимаюсь темой детских воспоминаний о бомбардировках Ярославля. Общаясь с детьми того времени, понимаю, насколько эти моменты для них оказываются яркими – и одновременно самыми страшными. Да и сама война воспринимается как бомбовая война. В воспоминаниях Ольги Берггольц есть такие строки: «Я надеюсь, если бомба упадет, то убьет сразу. Я не могу себе представить ужаса оказаться под обломками». Есть автобиографии, написанные ветеранами и свидетелями войны в 80-е годы прошлого века. Там они говорят о том, что только недавно стало появляться в широком доступе. Например, о положении женщин на войне, о вкладе детей в развитие производства и сельского хозяйства.

Еще один любопытный предмет – ваза, сделанная из снаряда. Война – это не только сражения, но и жизнь. А ведь она была, и какая…

В экспозиции, посвященной Первой мировой, меня впечатляют фотографии. Смотришь на них и видишь совсем других людей, с другой мимикой, одеждой, устоями. Рассматривать их для меня как историка – как оказаться в другой реальности.

Вообще же в нашей области было сформировано 11 дивизий, каждая более 12 тысяч человек. Коллекция музея складывалась в основном в 1960 – 1980-е годы. В Ярославле в 4-м формировалась 234-я стрелковая коммунистическая дивизия. В нее вошли добровольцы из Ярославля, Рыбинска и Костромы. В основном это были партийные работники и комсомольцы. После войны они сдавали в тогда еще краеведческий музей личные вещи, фотографии и документы. Со временем коллекция росла и пополнялась. И в 1981 году на основе предметов и истории дивизии при активной поддержке сотрудников Ярославского музея-заповедника и местной власти был создан Музей боевой славы.

– Но ведь сейчас в фонде музея-заповедника не только предметы, связанные с Великой Отечественной?

– У нас, как я уже обмолвился, хорошая коллекция по Первой мировой войне. Скорее всего, она формировалась стихийно. Собирали материалы по истории рабочего движения, Гражданской войны, строительства Советского государства, затронули и войну. Есть предметы и документы по Афганистану. В будущем мы хотели бы рассказывать и о войнах нового времени, расширить коллекцию по Великой Отечественной войне и говорить о том, что предшествовало ее началу и было после подписания мира 9 мая в Карлсхорсте. Ведь многие солдаты возвращались домой только в 46-м и 47-м годах.

Сейчас принято считать военную историю как путь от одной успешной операции до другой, а ведь это гигантская гуманитарная катастрофа и бездна страданий. Наверное, поэтому мне странно видеть, как День памяти и скорби 22 июня приобретает праздничный оттенок.

– Но невозможно не отметить, что привлечение внимания к событиям того времени заставляет задумываться и о своей семье, о себе.

– Конечно. Я никогда не думал, что буду заниматься военной историей. Меня всегда привлекала история культуры, да и сейчас я иногда возвращаюсь к ней. Придя на работу в музей, я больше интересовался историей первой половины XX века и историей края – тем, что сейчас называют регионалистикой. Но сегодня могу сказать, что все сложилось наилучшим образом. Изучая историю войны, можно рассказывать и о культуре, о повседневности, о детских судьбах в войну, о производстве и непосредственно о боевых действиях, подвигах, моральных и политических аспектах. Занявшись историей войны, невольно начал интересоваться историей собственной семьи. Я знал, что деды воевали, что у них были медали и ордена, но они не говорили, мы и не спрашивали. А сейчас и спросить не у кого...

– Думаю, так произошло у многих людей. Интерес к военной истории, истории своей семьи подтолкнула во многом акция «Бессмертный полк».

– Да, это так, но есть и свои перегибы. Вот сейчас историю войны принято изучать по подкастам и роликам на Ютубе. Много вы знаете людей, кто найдет время, пойдет в библиотеку, возьмет пять томов и будет разбираться во всем на основе научных данных? С одной стороны, интерес к собственной истории – это хорошо. С другой – такой подход рождает множество мифов. И нам в музее приходится пробираться через двойной, а бывает, и тройной слой мифов.

– С какими мифами вы сталкивались?

– История сейчас воспринимается через современные медиа. Вследствие этого произошла медиализация истории и культуры, и люди оперируют образами, которые получили в кино, по радио, почерпнули из журналов, газет, книг и интернета. Так что, бывает, не знают самого обыкновенного. Например, сколько, согласно официальной статистике, погибло военных и гражданских лиц во время Великой Отечественной войны, совершенно неверно представляют работу органов государственной безопасности, организацию экономики, мотивацию солдат и тружеников тыла, в разы преувеличивают количество коллаборантов, полагают, что воспоминаний сержантов и лейтенантов достаточно для полной картины войны. Вообще часто подходят к оценке событий 30 – 40-х годов с точки зрения современной морали, которая ставит во главу угла частное, а не целое.

Но это неверный подход – описывать исторические события с точки зрения современной логики. Смотреть на факты и людей надо в контексте того времени, той мотивации, того правового поля. Поэтому я рад, когда в музей приходят семьи и классы, когда у нас есть возможность рассказывать о событиях того времени, когда у нас выступают ветераны, которых осталось уже очень-очень мало, и делятся своими воспоминаниями. Нам предстоит активизировать работу, особенно в этот знаменательный для России год – 75-летия Великой Победы!

Сейчас музей находится на ремонте. Нам предстоит создание новой экспозиции, у которой будут более широкие хронологические рамки. Сегодня со всей очевидностью встала задача – рассказывать о том, что предшествовало событиям 1941 года, а также о том, что было после победного мая 1945 года. Музей должен стать не только мемориальным местом памяти о войне, но и гибким механизмом для ее изучения.

Фото Анны Соловьевой

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Дмитрий Миронов - в лидерах рейтинга устойчивости губернаторов ЦФО Ярославна из-за рассады ударила лопатой по голове бывшую сожительницу своего мужа В Ярославле найден 17-летний подросток Сотрудники МЧС спасли жителей Челнов от нападения летучей мыши 30 ноября в Ярославской области пройдет день бесплатной юридической помощи

Последние новости