Ярославская джаз-дива расскажет о музыке через еду

18.08.2019 1:02 0

Ярославская джаз-дива расскажет о музыке через еду

Людмила Сваровская – мировая знаменитость: в 2017 году она в числе лучших джазовых вокалисток планеты вошла в лонг-лист номинантов на самую престижную музыкальную премию мира «Грэмми». В учрежденном ею международном вокальном джазовом конкурсе «Jazz Birds» участвуют звезды не только из России, но и из-за рубежа. А еще она – пианистка, получившая классическое музыкальное образование, человек, увлекающийся дизайном, моделингом и гастрономией, многодетная мама, любящая жена, Педагог с большой буквы и эффектная женщина, готовая поделиться с читателями секретом: как в любом возрасте изумительно выглядеть, стильно одеваться, чувствовать себя раскрепощенной и ощущать радость бытия.

– Людмила Ильинична, вас больше знают как джазовую певицу, но на недавнем творческом вечере в одном из киноклубов Ярославля вы исполняли и русскоязычную популярную музыку, и даже джазовые композиции звучали на русском языке. Для вас это форма самовыражения или способ установить контакт с залом?

– В тот вечер я пела не только на русском, но и на португальском и английском, хотя не менее люблю итальянский и испанский и в рамках концерта часто пою песни на этих языках. Проживая и прочитывая музыку иных стран и континентов, музыкант обогащается не только лексически, но и духовно. Совершенствует свою выразительность. Поэтому эклектика в самом превосходном понимании этого слова так близка мне. Но со своими соотечественниками я предпочитаю говорить на родном языке. В этом году мы с единомышленниками активно лоббируем проект «Джаз на русском», надеясь сделать популярные джазовые произведения ближе и понятнее россиянам. Ведь понимание – залог любви. Когда после концертов ко мне подходят незнакомые люди самых разных профессий и поколений и в их проникновенных словах и искренних слезах слышатся признания в любви к той музыке, которую мы исполняем, я невероятно счастлива.

– Так же тепло, а порой и восторженно встречала ярославская публика три года подряд подающих надежды вокалистов и подлинных корифеев джаза на конкурсе-фестивале «Jazz Birds» в Ярославле. Почему же в этом году он переехал в Москву?

– К сожалению, в родном городе мы не смогли найти достойного мецената и постоянного генерального спонсора, как и ту поддержку, на которую рассчитывали. Три года я фактически дарила своему городу этот фестиваль. Безусловно, мы благодарны нашим партнерам, которые помогали нам по мере сил и возможностей, но финансовые вливания сторонних компаний были ничтожно малы. Реальный бюджет фестиваля многократно превышал спонсорские взносы. Если частично мы и покрывали часть аренды главного зала «Миллениума», то гонорары профессиональных артистов, трансфер и условия их проживания, оплата аккомпанирующего состава и прочие расходы лежали исключительно на моих плечах, а это огромные суммы. К тому же фестивалю необходимо развиваться. И, поверьте, нам невероятно грустно расставаться с Ярославлем, но в душе я лелею надежду на то, что когда-нибудь найдется инициативный человек – представитель бизнес-элиты, мыслящий более масштабно и способный изменить траекторию нашего полета. Тогда «Jazz Birds» вернется в родные пенаты. Поживем – увидим.

– В этом году конкурс­ная программа фестиваля будет проходить в популярном столичном джаз-клубе Алексея Козлова, а гала-концерт – в столь же знаковом клубе Игоря Бутмана. Председатель жюри – мегазнаменитость: вдохновенный импровизатор, пианист, певец, аранжировщик Олег Аккуратов, выступавший на лучших сценах России, Европы, Америки и Китая, участвовавший в проектах с Людмилой Гурченко, Монсеррат Кабалье, Уинтоном Марсалисом, Деборой Браун, оркестром Игоря Бутмана. Мир в едином порыве снял шляпу перед слепым с детства музыкантом, который осваивал нотную грамоту по системе Брайля – и достиг заоблачных высот в искусстве. А широка ли география участников?

– Да, она расширяется с каждым годом. Сейчас это практически вся страна. Представлены Сибирь, Дальний Восток, Краснодарский край, север и запад России, Поволжье. От Ярославской области на конкурс едут и взрослые, уже заявившие о себе музыканты, и совсем юные, у которых еще все впереди, в том числе мои ученики. Но во многих регионах ЦФО искусство джазовой вокализации, к сожалению, истончается и практически сходит на нет по причине острой нехватки специалистов, педагогов. Все те профессионалы, кого я знаю, уехали в другие большие города. Поэтому хотелось бы обратиться к государственным структурам, представителям масс-медиа и бизнесменам с предложением более пристально уделять внимание образовательному сегменту в музыке, поддерживать не только состоявшихся артистов, но и тех, кто только подает надежды. Они – будущее России.

– Эксперты считают, что общий уровень музыкальной культуры падает. Вы с этим согласны?

– К сожалению, да. Не случайно мои коллеги, в том числе известная всей России Лариса Долина, которая ныне заведует кафедрой эстрадно-джазового вокала Московского государственного института культуры, бьют тревогу: большинство абитуриентов профильных вузов, поступающих на вокальные отделения, практически не знакомы с азами сольфеджио, не интересуются историей и музыкальной литературой, путают Достоевского с Чайковским, имеют смутное представление о современных композиторах. Но, к счастью, есть и другие примеры, ведь во многом результат обучения зависит от педагога. Например, моя дочь занимается у настоящего профессионала своего дела Светланы Евтиховой в ярославской детской школе искусств имени Н.Н. Алмазова. Светлана Альбертовна сердечно радеет за каждого своего ученика, неутомимо и бережно взращивает музыкальную культуру в детях. Счастье, что такие педагоги есть в нашем родном городе.

– Ваша дочь, как и вы, научилась играть на пианино чуть ли не раньше, чем ходить?

– Я с трех до шести лет играла на скрипке, в девять села за рояль и окончила музыкальную школу экстерном. В те времена в СССР существовали государственные программы, нацеленные на превращение маленьких детей в профессиональных музыкантов уже к семи (!) годам.

С музыкально одаренными ребятишками некоторые амбициозные педагоги сразу начинали рьяно работать, искренне убежденные, что это большое благо для юного дарования. Однажды, заметив мой талант, педагоги старшего брата со рвением стали развивать во мне экстраординарные способности. И для меня это было… кошмаром. К счастью, родители не оставили малышку в московском музыкальном интернате, поскольку отец-военнослужащий получил новое назначение. И спустя некоторое время я нашла свой инструмент – рояль, в который влюблена до сих пор.

Моя дочь унаследовала страсть к инструменту, а вот сыновья в детстве не проявляли особой тяги к музицированию, их больше увлекало танцевальное творчество. Хотя в раннем студенчестве старший сын сам научился играть несложный аккомпанемент на рояле и иногда радует меня чувственной спонтанной импровизацией. Может быть, однажды и средний сын возьмет в руки музыкальный инструмент? Не буду загадывать. Лично я – не сторонник принудительных воспитательных методов в музыке. У ребенка могут быть самые разные хобби и увлечения. Главное – тяготеть к ним душой и с любовью относиться к делу, которым занимаешься.

– А если родители готовы на все, лишь бы их кровиночка в будущем блистала на сцене и на телеэкранах, как Анна Нетребко, Владимир Спиваков или хотя бы как Александра Воробьева, Гела Гуралиа, Сергей Волчков и другие участники шоу «Голос», а у их чад к этому душа не лежит?

– Мне искренне жаль детишек, ставших жертвами родительских амбиций. К примеру, юных «моцартов» сегодня активно тиражируют Китай, Япония и Корея. Но я из тех, кто сомневается в доброй воле 4-летнего крохи, с удивительной для его возраста техникой играющего этюды Никколо Паганини или Карла Черни, так как хорошо понимаю, какой жесткой должна быть система, продуктом которой является такой вундеркинд.

Безусловно, рождаются и гении, которые фанатично преданы музыке, но их единицы. А что касается вокала, то я от всего сердца сочувствую участникам проекта «Голос. Дети». На мой взгляд, состязание в таком жестком контексте под силу только единицам, а правила игры, порой беспощадные и необъективные, могут навсегда травмировать неокрепшую психику ребенка и отбить желание заниматься музыкой.

Одаренным детям нужны требовательная, но благожелательная атмосфера и чуткий наставник. Нет нужды ориентироваться на бренд, если ваш ребенок ломается под его устоями. Но в то же время только личность педагога, его созидательная креативная энергия способна создать мощную подъемную силу, помогающую ученикам набирать высоту.

– Вы, безусловно, тоже Педагог с большой буквы, недаром многие совершенствующиеся в искусстве вокала ярославцы выбирают вашу школу. Но недавно у вас появились новые ипостаси: теперь вы дизайнер – создатель собственной линии одежды и украшений, увлеченный кулинарией человек…

– На самом деле у меня не так уж много увлечений. А страсть к кулинарии и дизайну сопровождает меня по жизни. Об этом знают все мои родные и друзья.

У каждого из нас имеются не реализованные в прошлом задачи, неосуществленные мечты – психотерапевты называют их гештальтами. К ним спустя какое-то время можно вернуться и попытаться освоить с большей осознанностью.

В юности я мечтала стать модельером, но этому желанию не суждено было осуществиться. Первое вечернее платье я сшила себе сама, как и всю нарядную одежду для старшего сына. У меня был собственный мультибрендовый магазин, который я создавала с любовью, но рождение дочери скорректировало мои планы в этом направлении. Несколько лет я посвятила ресторанному бизнесу и с кулинарией знакома не понаслышке, не говоря уже о том, что в моей семье с южными корнями всегда был культ еды. Так что все мои сторонние увлечения – это закономерность, ставшая логическим продолжением немузыкальной деятельности.

В быту я импровизирую каждый день, поэтому джазовая музыка для меня – это удовольствие и отдых. Сегодня я могу надеть чалму в сочетании с классической юбкой в пол, а завтра – бейсболку с восточным кафтаном. Да, я уже давно мыслю как человек сцены, люблю разные формы искусства и научилась доверять собственному вкусу. Но тем не менее мне чужда излишняя экспрессия.
В моих коллекциях вы не найдете особенно сложного кроя и диковинных конструкций. Никаких прикрученных к голове лампочек или подвешенных к рукавам стеклянных шаров. Для меня важно, чтобы одежда выглядела лаконично и стильно, была бы практичной, но при этом образовывала не банальные, а весьма эффект­ные сочетания и хорошо сидела на женщинах самого разного телосложения.
Фавориты летней коллекции – льняные комплекты оверсайз в стиле бохо-марракеш – тандем европейской сдержанности и африканской архаики. Костюмы отшиваются небольшими партиями, количество вещей строго лимитировано. Благодаря этому каждая леди сможет подчеркнуть свою индивидуальность и почувствовать себя неповторимой. Дополняют образ оригинальные аксессуары из металла, керамики, кожи и дерева.

Вместе с моей ученицей Надеждой Рыминой – профессиональным художником-керамистом – мы разработали оригинальные украшения из фарфора под брэндом «МиДиа». Одежда линейки «Мила Сваровская» уже продается в одном из бутиков Ярославля, у нас есть собственный сайт, фэшн-рум и магазин в «Инстаграм».

– А ваша любовь к музыке нашла отражение на новом поприще?

– Безусловно. Название премьерной коллекции переводится как «Вкус Джаза». И в комплектах одежды, и в украшениях мы объединили кулинарную тематику, моделинг и музыкальную культуру. Портреты джазовых див, выполненные на дереве, обрамляют фарфоровые зерна кофе, корицы, граната, ореха. Серьги, колье и браслеты имитируют сочные ягоды и диковинные плоды.

Каждый костюм носит имя знаковой джазовой певицы, которая ассоциируется у меня с тем или иным цветом. Например, эффектный терракотово-красный я отождествляю с царственной Эллой Фицджеральд. Цвет сочной черники – с импульсивной Сарой Воэн. А перламутровый серый – с Анитой О’Дэй, которая придерживалась классических и выдержанных форм. На металлических кулонах, повторяющих очертания континентов, выгравированы партитуры джазовых стандартов, а на браслетах – высказывания великих джазовых музыкантов. Все подчинено особенному стилю и форме, каждый предмет пронизывает музыкальная идея. Вечерняя коллекция использует авторский цветочный принт с моего собственного диска «Like an elegant wine», обложку к которому когда-то нарисовала ярославский художник Алла Белова. Вечерняя линейка получилась невероятно тонкой и изысканной. А новая осенняя коллекция будет посвящена фестивалю «Jazz Birds» и его контекстуальным графическим символам.

– Взаимопроникновением музыки и моды вы не ограничились, соединив музыку с… кулинарией.

– В проекте «Съедобный джаз» (12+), который стартует в сентябре, я буду рассказывать о джазовой музыке через кулинарные формы. Я очень люблю готовить и всегда подхожу к этому процессу творчески: для меня важна не только эстетика пищи, но и ее вкус. На первый взгляд, у музыки, дизайна и гастрономии мало общего. Но так только кажется. В основе всех сфер искусства лежит многогранное понятие «вкуса» как логическое воплощение меры и гармонии. Поэтому «жить вкусно» – это жить гармонично. Друзья, призываю и вас жить с удовольствием, наслаждаясь каждым днем, подаренным судьбой!

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Глава региона Дмитрий Миронов открыл XI Деминский лыжный марафон «Ярославич» уступил в гостях «Зениту» В Челнах ищут рыбака, пропавшего 28 февраля В Казани полиция попыталась остановить марш десантников — видео «Локо» во второй раз переиграл «СКА-1946» и вышел вперед в финальной серии

Последние новости