В каждой – частица души. Ярославна превратила игру в куклы в профессию

01.04.2019 2:07 0

В каждой – частица души. Ярославна превратила игру в куклы в профессию

– Свою первую куклу из этой коллекции я начала создавать, когда лежала в больнице. Мне было грустно, хотелось теплоты, сопереживания. И тогда в моей жизни появился Он – мой Принц, – вспоминает член Ярославского отделения Союза дизайнеров России Ольга Романова.

Я его слепила из того, что было

В детстве Ольга любила играть в куклы и, даже став взрослой, не утратила к этому интерес.

– Когда я была маленькой, мне нравилось придумывать и шить наряды для своих кукол. Помню, однажды я задумала одну из них отправить на бал. По этому случаю потребовалось кардинально обновить ее гардероб. Я разрезала на части бабушкино кружевное покрывало и сшила из него роскошное бальное платье. Потом меня за это сильно ругали, было очень стыдно. Но свой восторг от чудесного преображения Золушки в Принцессу я помню до сих пор, – рассказывает Ольга.

В студенческие годы она делала куклы из папье-маше. Со своим маски-шоу из собственноручно изготовленных ростовых кукол не единожды побеждала в конкурсе «Студенческая весна». Шила разнообразных текстильных кукол – для детских праздников и для свадебных машин. А потом Ольга поняла: достигнутый уровень ее уже не удовлетворяет. Она задумалась об авторской кукле, которая бы один в один была похожа на человека.

Изучила массу литературы: о строении человеческого тела, об академической скульптуре, о технологии пошива костюмов и моде разных эпох. А потом случилась больница, душевные переживания – и ее Принц. О прекрасном принце на белом коне… ну, или хотя бы на черном внедорожнике мечтает каждая женщина. Но не каждой он попадается на пути. Ольге Романовой повезло.

– Он далеко не красавец, но недостатки внешности с лихвой компенсируют искренность, доброта, самоирония и море обаяния. У нас с ним сразу вспыхнула взаимная симпатия. И еще он постоянно тянул ко мне свои губы, словно хотел поцеловать, – смеется искусница.

В больнице она начала делать свою первую авторскую куклу. Ее принц – в перчатках: тогда она еще не умела лепить пальцы. Несмотря на то, что ее первая работа несовершенна, она любит ее не меньше остальных. В ее отношении к куклам есть что-то мистическое.

– Если говорить о технологии – тут нет секретов: голову, ручки, ножки я леплю из полимерной глины, а потом запекаю в духовке или в специальной печи при температуре 110 – 130 градусов. Если напортачила – уже не исправишь. С самоотвердевающей глиной работать легче: ее можно после высыхания увлажнить и внести какие-то дополнения, коррективы. Но по своей текстуре и пластическим возможностям она уступает запекаемой. Каркас – металлический из медной проволоки. Реснички – театральные, их я покупаю в специальных магазинах. В общем, материал самый обыкновенный. Но стоит кукле прорисовать глаза – она как будто оживает. Смотрит на меня. Порой кажется, что подмигивает, – удивляет мастерица.

Каждая ее кукла – с характером

– Одни веселые. Другие мечтательные. Третьи печальные. Четвертые лукавые – этакие хитрованы. Бывает, нарисуешь эскиз и пытаешься строго ему следовать, а твое творение сопротивляется, как будто у него на этот счет есть собственное мнение. Например, Скрипач задумывался улыбающимся, а получился грустным, как Пьеро. Маркиза так и не удалось сделать добряком: ехидная усмешка не оставляет насчет этого никаких иллюзий, – замечает Ольга.

Романова о Романовых

А скольких трудов стоит приготовить ее любимцев к маскараду! Именно он стал главной темой новой коллекции «Дамы и кавалеры», представленной в стенах музея-заповедника.

– Одно из самых ярких событий моего детства – поездка с мамой в Санкт-Петербург. Зимний дворец, Петергоф, Царское Село произвели на меня неизгладимое впечатление не столько своей архитектурой, своим роскошным убранством и изысканным декором, сколько коллекцией нарядов знати прошлых эпох. Помню, я часами разглядывала одеяния российских императриц в музеях Северной столицы. Меня буквально сразило количество модных туалетов в гардеробе Елизаветы Петровны: более 15 тысяч! Потом их использовали в качестве маскарадных костюмов при дворах Екатерины II и Александра I, – говорит Ольга Романова.

Она научилась не хуже белошвеек елизаветинских времен кроить и шить дамское белье, даст сто очков вперед портнихам той эпохи в подборе фасонов роскошных платьев. Вполне профессионально умеет шить изящные туфельки со скошенными каблучками и мужские кожаные ботфорты. А еще вытачивает на деревообрабатывающем станке мебель. Отливает из жидкого камня колонны и портики зданий, чтобы титулованные особы находились в привычных им интерьерах. Ей пришлось освоить множество различных техник, и она об этом ничуть не жалеет: без этого жизнь казалась бы пресной и однообразной, было меньше возможностей проявить природой данный талант.

– Все куклы мне дороги – они для меня все равно что дети. Когда ее лепишь – с ней разговариваешь, «проживаешь» ее руками, глазами. Хочешь не хочешь, а вкладываешь в нее частицу своей души, – с чувством говорит Ольга.

Она рассказала, что, готовя выставку в Ярославском музее-заповеднике, не ложилась спать раньше трех часов ночи: настолько была этим увлечена, горела желанием сделать ее яркой и интересной, испытывала гордость демиурга за созданный ею мир.

– Если работа приносит удовольствие, значит, вы занимаетесь своим делом, значит, таково ваше призвание, – уверена Ольга.

Находить в труде радость – что может быть лучше!

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Аресты в ОБОП Челнов: миф о мести за разгром «игровиков» лопается Энергетики МРСК Центра и МРСК Центра и Приволжья мобилизованы в связи с наступающей непогодой Угрозы попадания в водные объекты продуктов загрязнения с территории южного промузла не выявлено В Ярославской области ищут 22-летнего парня Евграфова назначили первым заместителем прокурора Чувашии — СМИ

Последние новости